Сельского «князька» из Николаевщины, избившего женщину до полусмерти, освободили от уголовной ответственности

Следствие и суд над сельским «князьком», в пьяном виде избившим женщину до полусмерти на Николаевщине, тянулись 11 лет.

В итоге преступник был освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, пишут "Факты".

Беда пришла в семью художника Юрия Шляпцева в праздничный день. 24 августа 2001 года, когда страна отмечала десятилетие независимости, некоторые жители села Новоблакитное Казанковского района Николаевской области уже к полудню, приняв ударные дозы алкоголя, едва держались на ногах.

Художник и его супруга, школьная учительница, участия в общем разгуле не принимали. Во дворе частного дома занимались консервацией домашних заготовок на зиму. Ведь август — самая горячая пора для варений, солений и компотов.

— По просьбе жены я отправился на огород за очередной порцией зелени, но не прошло и пяти минут, как услышал с улицы рев мотоцикла, а потом крики со двора, — вспоминает 45-летний Юрий Константинович. — Выскочив из-за дома, увидел, что Ирина лежит на бетонном полу под навесом, а над ней с обломком алюминиевого весла возвышается незнакомый мужик — крепкого сложения, огромного роста. Одной рукой он держал жену за волосы, намотав их на кисть, а второй бил Иру трубой по голове. Я бросился на него, стал выдирать у него этот обломок. Он ударил по голове и меня, потом свалил на землю и наступил ногой на горло.

Каким-то чудом мне удалось вырваться, я побежал за помощью к соседу. Тогда опасные «визитеры» (мужчин было двое, но второй не принимал участия в избиении, просто стоял и смотрел) выскочили на улицу, завели мотоцикл и уехали. Ирина лежала без сознания, вся в крови. Потом понемногу пришла в себя. Сначала мы даже не знали, насколько у нее тяжелые травмы! Фельдшерского пункта в нашем маленьком селе, где живет чуть больше сотни человек, нет, врача — тем более. Решили в больницу ехать завтра, а тем временем вызвали милицию.

Вскоре выяснилось, что в разбойном нападении на супругов принимали участие двое жителей соседнего села, которых в районе хорошо знали: главный инженер местного сельхозпредприятия тогда 30-летний Петр Лавров и его приятель (дело в отношении последнего было закрыто, так как он не принимал непосредственного участия в избиении). С утра мужчины изрядно выпили, деньги на спиртное быстро кончились. Тогда приятель и вспомнил о художнике Шляпцеве, который задолжал ему 15 гривен за ремонт магнитофона. Мужчины на мотоцикле отправились в Новоблакитное, нашли нужный дом. Зайдя во двор, спросили, где хозяин, и потребовали от женщины «отдать его долги». Однако Ирина, не зная визитеров и видя, что они едва держатся на ногах, посоветовала им покинуть подворье. Что и вызвало у инженера вспышку агрессии...

— Эти двое снова появились у нас уже к моменту приезда милиции, — говорит Юрий Шляпцев. — Не отрицали, что заходили во двор. Да и это было бы глупо, ведь их видели и узнали соседи. Не скрывали, что были выпивши, — праздник же! Только от факта рукоприкладства категорически отпирались. Их не задержали даже несмотря на то, что они в пьяном виде разъезжали на мотоцикле, представляя опасность для окружающих.

А когда сотрудники милиции уехали, парочка вновь возникла на пороге: «Ничего у вас не выйдет! Еще пожалеете, что связались!» Но верхом наглости ошарашенным хозяевам показалось требование Лаврова... вернуть цепочку, которую он потерял где-то у них во дворе.

Ночью Ирине стало совсем плохо. Ее беспрерывно тошнило, рвало. Едва дождавшись утра, поехали в ближайший город Кривой Рог.

— Без прописки нас не приняли бы в больнице, поэтому мы вызвали «скорую» из квартиры родственников, — продолжает художник. — Диагноз оказался неутешительным: закрытая черепно-мозговая травма плюс перелом основания черепа.

Медики называют перелом основания черепа одной из тяжелейших травм головы, способных привести к летальному исходу. А если пациенту и повезет остаться в живых, последствия считаются необратимыми.

— Ирина много недель пролежала в больнице, — говорит Юрий Константинович. — Потом в течение года лечилась дома. Но до сих пор чувствует себя неважно, жалуется на тошноту и головную боль. Но главное — у нее периодически случаются провалы в памяти. Из-за этого ей пришлось бросить работу в школе, да и я не могу надолго отлучаться из дому.

С Ириной мы поговорили по телефону лишь несколько минут: женщина призналась, что от одного воспоминания об этой истории ей становится плохо.

Против Петра Лаврова было возбуждено уголовное дело по статье о причинении тяжких телесных повреждений, по которой он мог получить до 8 лет лишения свободы. Казалось бы, расследование преступления не должно было представлять особых трудностей. В деле имелись показания свидетелей, видевших, как приятели заходили во двор к супругам, как один из них избивал женщину. Весомой уликой стал обломок алюминиевого весла — экспертиза показала, что именно им нападавший наносил удары. И даже потерянная Лавровым цепочка все-таки нашлась на месте преступления!

Супруги очень хотели, чтобы обидчика наказали по закону. Они также подали в суд иск о взыскании с Лаврова 10 тысяч гривен (чуть больше тысячи гривен — затраты на лечение, остальное — возмещение морального ущерба). Могли ли супруги предположить, что следствие и суд над главным инженером агрофирмы растянутся аж на 11 лет и закончатся... отменой наказания?

(Для сравнения: следствие и суд по делу житомирского маньяка Анатолия Оноприенко, убившего из охотничьего обреза 52 человека, — от задержания преступника до вынесения ему приговора — продолжались три года. Самое резонансное в новейшей криминальной истории Украины дело банды милицейских оборотней, возглавляемой покойным Игорем Гончаровым (в составе банды было 13 человек, им инкриминировано 11 убийств, похищения людей с требованием выкупа) и то расследовалось и слушалось меньше: «всего» десять лет.)

— Шли годы, дело в суд не направлялось. Зато Лавров являлся к нам частенько. Качал права, говорил, что ему ничего не будет, а вот нам не поздоровится, — печально продолжает рассказ художник. — Думаю, все дело было в дружбе нашего обидчика с районной милицией. Предполагаю, что эти теплые отношения подкреплялись и материально... Кончилось тем, что нам пришлось уехать из села — мы реально боялись там жить.

Однажды, знакомясь с документами, Ирина обнаружила, что ее подпись и слова «заявлений и дополнений не имею» написаны чужим почерком. Женщина сообщила об этом прокурору. И что же? В ходе прокурорской проверки выяснилось, что подпись пострадавшей была подделана самим следователем. Обнаружились за ним и другие грешки. К примеру, подделка документов о сроках следствия. Но самое главное — оказалось, что из уголовного дела пропала история болезни Ирины. А без медицинской карты невозможно установить связь между травмой, полученной при нападении, и инвалидностью. Однако в прокуратуре посчитали, что подделка документов не является преступлением: мол, в действиях следователя не было злого умысла. Поэтому, когда Лавров заявил ходатайство о повторной экспертизе, дело опять ушло на бесконечное доследование к этому же следователю.

— Кончилось тем, что мы подали в суд на следователя. Жаловались в Генеральную прокуратуру, уполномоченному по правам человека — и все без толку! — махнул рукой Юрий Константинович. — Уголовное дело по факту злоупотребления служебным положением и подделки документов следователем открывали и закрывали 16(!) раз. Сейчас оно снова в производстве, но думаю, прокуратура его опять скоро закроет.

А уголовное дело о нападении на учительницу во дворе ее собственного дома закончилось ничем. Апелляционный суд Николаевской области признал Петра Лаврова виновным в тяжком преступлении, но освободил его от уголовной ответственности за давностью срока (более десяти лет).

— Мы уже отправили исковое заявление в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение разумности сроков следствия, — прокомментировал ситуацию известный криворожский адвокат Николай Панченко, осуществляющий защиту потерпевшей. — Уверен, что в милиции затягивали срок специально, чтобы подвести обвиняемого под статью об освобождении от наказания в связи с истечением срока давности. Где это видано, чтобы следователь приостанавливал следствие на четыре месяца из-за того, что подозреваемый заболел гриппом? Причем в деле нет даже справки о его болезни! И такой «трюк» проделывался неоднократно. Кроме того, в суде было доказано, что следователь подделывал подпись потерпевшей, а также документы о сроках следствия.

Следователь милиции (сейчас он работает участковым в одном из сел этого же района) своей вины в умышленном затягивании дела не признает. Говорит, что злого умысла в отношении потерпевшей не имел, о подделке документов ничего не помнит — мол, давно дело было. А Петр Лавров по-прежнему работает на своей должности и, по его утверждению, никогда не уклонялся от правосудия.

Актуальность
(0 оценок)
Автор
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Актуальность
0/12
Автор
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов

Курс валют в Николаеве