Парень из Николаевщины, которому удалили почти четверть мозга, заговорил и встал на ноги (ФОТО)

Парень из Николаевщины, которому удалили почти четверть мозга, заговорил и встал на ноги.

Так, после того как 16-летнему Анатолию Фильтановичу из Николаевской области удалили большую часть правого полушария мозга, медики были уверены, что парень останется тяжелым инвалидом. Но мозг пациента... начал восстанавливаться! Толик заговорил и встал на ноги, пишут "Факты".

Когда Валентина Фильтанович показывает врачам снимки головного мозга своего сына, медики ей не верят. Ведь на томограмме двухлетней давности четко видно, что части правого полушария у пациента попросту нет — вместо него в голове пустота. А на второй, сделанной недавно, это пространство уже заполнено.

*Еще два года назад вместо правого полушария у пациента было свободное пространство (на снимках слева оно отображается черным цветом). Теперь же на этом месте образовалась нервная ткань

— Правда, еще не совсем, — говорит Валентина Фильтанович, демонстрируя результаты медицинских обследований. — Но видите новое образование? Это кусочек мозга, который... вырос. Даже лечащий врач сына, увидев его, не поверил. «Вам, наверное, дали чужие снимки, — усомнился он. — По всем прогнозам, этот парень должен был умереть. Сколько лет работаю, такого еще не встречал».

«Толика, который, видимо, пытался помешать грабителям, несколько раз ударили по голове топором»

Проезжая мимо дома своей соседки Валентины Фильтанович, жительница села Перемога Николаевской области Мария увидела странную картину: калитка почему-то открыта, гуси и куры разбрелись по улице, двери соседского дома тоже нараспашку.

— Вспомнив, что Валя с сыном Толиком должны были на неделю уехать в Киев, я решила, что их ограбили, — говорит Мария. — Так и оказалось. В доме было все перевернуто вверх дном. Дверь в спальню, которую Валя обычно запирала на ключ, разрублена топором. А на полу и на лестнице, ведущей на второй этаж, я увидела кровь. В комнате Толика нашла человека, накрытого простыней. Он был весь в крови.

— Сына так изувечили, что даже соседи его не узнали, — вспоминает Валентина. — Что произошло, нам стало известно, когда уже был задержан подозреваемый (позже суд приговорил его к 15 годам лишения свободы. — Авт.). Оказалось, в дом залезли грабители. Толик действительно должен был быть со мной в Киеве, но накануне уехал домой, сказал, что очень нужно помочь другу. Помню, мне так не хотелось его отпускать... Вот и получилось, что той злополучной ночью сын оказался дома. Бандиты же были уверены, что хозяев нет, и пошли на ограбление.

*Толик Фильтанович незадолго до трагедии(фото из семейного альбома)

Из дома Фильтановичей вынесли все ценные вещи. А 16-летнего Толика, который, видимо, пытался помешать грабителям, несколько раз ударили по голове топором. Часть черепа парня раздробилась на осколки. Уже и не надеясь, что Толик жив, соседи, тем не менее, вызвали «скорую».

— Хотя пульс у сына уже не прощупывался, — говорит Валентина, — приехавшие медики все-таки попытались его реанимировать. Когда Толик слабо задышал, его тут же отвезли в сельский фельдшерский пункт. Но врач, увидев его травмы, сказал, что ничего не может сделать. «У него ведь полностью раздроблен череп, — развел он руками. — Этот парень не проживет больше часа»... Я, конечно, тогда ничего этого не знала. Соседка сказала мне по телефону, что Толик расшиб голову, упав с дерева. Врачи на свой страх и риск повезли сына в Николаев: человека с такими травмами транспортировать было очень опасно — он в любой момент мог умереть по дороге.

— Каким-то чудом довезли, — вспоминает сестра Валентины Вера. — Я буквально умоляла врачей в больнице хоть как-то меня обнадежить: «Ведь иногда случаются чудеса. Скажите что-нибудь! Дайте ему хотя бы один процент». Но расстроенный хирург только покачал головой: «Не могу. Я бы очень хотел, но это будет неправдой». Позже я и сама поняла, что надеяться не на что. Показав мне снимок, врач объяснил: «Видите правое полушарие? Его фактически нет: мозг помялся, в него впились осколки раздробленного черепа. Часть мозга придется удалить». Этого было достаточно. Не нужно быть врачом, чтобы понять: жить без правого полушария человек не сможет.

«Вот увидите, я поставлю его на ноги»

После операции Анатолий Фильтанович впал в кому. Сказать Валентине, что ее сын не выживет, Вера не смогла. Матери по-прежнему говорили, что Толик упал с дерева.

— Я день и ночь сидела около реанимации и молилась, — вздыхает Валентина. — Сердцем чувствовала: произошло что-то страшное. Домой даже не заходила, все время была в больнице. А однажды задремала, и мне приснилось, что у меня под кроватью нашли топор. Рассказала сестре, и она не выдержала. «Топор действительно нашли под кроватью, — призналась. — Но этих извергов до сих пор не задержали». Только тогда я и узнала, какую сын получил травму. Увидев новые снимки с томографа, на которых было видно, что вместо правого полушария мозга у сына теперь пустота, я потеряла сознание.

— Однако Валя не сдалась, — говорит Вера. — Придя в себя, неожиданно сказала: «Какая разница, что с ним случилось: упал с дерева или получил удар топором? Главное, он до сих пор жив. Вот увидите, я поставлю его на ноги». Слушая это, мы с родными еле сдерживались, чтобы не расплакаться. Бедная мать, думали, не хочет признавать очевидные вещи.

— Я не собиралась ничего признавать, — качает головой Валентина. — Признать, что сына не станет?! Да смирись я с этим — Толик действительно бы умер. Я же, наоборот, заставила себя... порадоваться. Ведь все говорили, что сын не проживет и часа, а Толик держится вот уже три дня. Значит, Господь дает ему шанс. Я перестала плакать, взяла себя в руки. С тех пор каждый день приходила в больницу, садилась под реанимацией и молилась. Я слышала, если с человеком, впавшим в кому, много разговаривать, это может вернуть его к жизни. Уговорила врачей пустить меня к нему в палату. Пустили, правда, всего на пару минут. «Сыночек, это мама, — тихо сказала. — Ты уже выздоравливаешь. Слышишь?» Толик не подавал признаков жизни. Но как только я дотронулась до его руки, на одном из мониторов изменились показатели. «Он вас слышит! — обрадовалась медсестра. — Говорите, говорите!»

С тех пор я все время с ним разговаривала. Рассказывала о школе, о друзьях... Говорила, что ребята сильно по нему скучают, что им понравился фильм, который он снял. А ребята действительно звонили каждый день. Толик в школе был общественным активистом, его все знали и любили. Одноклассники постоянно приезжали в больницу, спрашивали, чем ему можно помочь. Приносили деньги — кто сколько мог. Конечно, это была капля в море. На поддержание жизнедеятельности организма сына уходило по четыре тысячи гривен в день. Мы с сестрой взяли кредиты в банке, позанимали деньги у знакомых. Я даже не представляла, как потом буду отдавать такие суммы, но в тот момент было не до этого. Состояние Толика, к сожалению, не улучшалось. Прошло две недели, а сын по-прежнему был в коме. Однажды, когда ему стало совсем плохо, врачи завели разговор о том, чтобы отключить его от аппаратов... «Только через мой труп, — отрезала я. — Толик будет жить!» — «Ты же его мучаешь! — сокрушались родственники. — Посмотри на эти вены, ему уже некуда ставить катетеры». «Найдут куда, — не сдавалась я. — Нужно бороться до конца». Наверное, мне помогало то, что я и мысли не допускала о смерти Толика. Почему-то была уверена: как бы ни было сейчас плохо, в результате все наладится. Иначе просто не могло быть.

Чудо произошло на семнадцатый день после ЧП. В очередной раз рассказывая сыну о школе, Валентина заметила, что он пошевелил указательным пальцем правой руки.

— Я сначала решила, что мне показалось, — признается женщина. — Но нет, Толик опять пошевелил рукой! В тот день сын впервые открыл глаза и вышел из комы. Даже не знаю, что такого особенного я сказала сыну. Наверное, слишком долго говорила ему, что он обязан поправиться и поступить на юридический. Видимо, сыну просто надоело все это слушать, — улыбается Валентина.

«Не прошло и месяца, как добрые люди собрали для сына шестьдесят тысяч гривен!»

Но Анатолий, хоть и вышел из комы, по-прежнему был в тяжелом состоянии. Как и прогнозировали врачи, разговаривать парень не мог. Только через несколько месяцев научился общаться с мамой с помощью жестов.

— Врачи не верили, но я действительно начала его понимать, — продолжает Валентина. — Когда Толик хотел сказать «нет», он один раз стучал пальцем по кровати, а когда «да» — два раза. Так и приспособились. Окружающим сын казался безнадежным «овощем», а я видела по его глазам, что рано или поздно он выкарабкается. По совету врачей я каждый день читала ему книжки. Сначала он плохо меня понимал, но потом начал как-то реагировать, пытался даже смеяться... А я научилась управлять аппаратом, откачивающим жидкость из легких сына. Через полгода врачи сказали, что больше не могут держать Толика в больнице, и сына выписали. Конечно, дома нам пришлось нелегко. Вместо специальной кровати у нас был старый диван. Чтобы Толе было удобнее, приходилось подкладывать под подушки солому.

— Сыну становилось лучше?

— В том-то и дело, что нет. Процесс восстановления шел очень медленно. Врачи говорили, что по-другому и быть не может: мол, что я хочу от человека, оставшегося фактически с одним полушарием мозга? Но ведь должны же быть в мире какие-то лекарства, которые хоть как-то помогают таким больным! В конце концов мы нашли один препарат, способствующий восстановлению клеток мозга. «Берем!» — уверенно заявила я и только потом узнала его цену. Три тысячи гривен каждая ампула. В тот момент, впервые за все это время, мой оптимизм куда-то пропал. Где взять такие деньги, если я и все мои родственники по уши в долгах? Как отдавать банку кредит? Решение пришло неожиданно. Мне позвонили из программы «Критическая точка» телеканала «Украина» и предложили помощь. Я даже не поверила. Как? Откуда они узнали о нашей истории? Оказалось, на телеканал позвонила одна моя хорошая знакомая. Через несколько дней приехали журналисты, сняли сюжет. Я не знала, как их благодарить.

— Но самое интересное было потом, — улыбается Вера. — Мы никогда не забудем день выхода в эфир сюжета о Толике.

— Этот сюжет еще даже не успел закончиться, как мне позвонили, — подхватывает Валентина. — Звонила женщина из Киева, представилась Светланой. «Спасибо вам за то, что не сдаетесь! — не сдержавшись, она расплакалась. — Толик живет только благодаря вашей вере. Скажите, куда перечислить деньги». А дальше началось что-то невероятное. В тот день мне позвонили человек тридцать, не меньше! В телефоне даже села батарея. Звонили пенсионеры, студенты... Некоторые делились своими трагическими историями. «Мне тоже говорили, что мой сын не выживет, — сказал Александр из Луцка. — Он попал в автокатастрофу, его парализовало. Но я верил, каждый день с ним занимался, и сын встал на ноги. С тех пор я понял: если Бог видит, как вы стараетесь, он обязательно вам поможет». Помог и нам (улыбается. — Авт.). Не прошло и месяца, как добрые люди собрали для Толика шестьдесят тысяч гривен! Этого как раз хватило, чтобы купить дорогое лекарство.

Телефон Валентины не умолкал еще несколько месяцев после телепередачи. С некоторыми своими благодетелями женщина общается до сих пор. Толику тем временем сделали очередную операцию, вживили в голову титановую пластину, заменившую раздробленные кости черепа.

— Теперь, когда я знала, что за выздоровление сына молятся люди со всей страны, мы просто не могли не пойти на поправку. И Толик стал меняться прямо на глазах, — не без гордости продолжает Валентина. — Благодаря плохому дивану сын сам научился садиться, свободно двигать правой рукой. Но самое интересное, что у него потихоньку восстанавливалась речь. Сначала это были отдельные слова, затем — предложения. Я пригласила логопеда, которая за месяц смогла поставить сыну речь. Сейчас Толик хоть и медленно, но разговаривает. И, как выяснилось, все помнит! Когда я показала ему фотографию одноклассников, он смог всех назвать по именам. Рассказал, как у них прошел выпускной вечер после девятого класса, вспомнил истории из детства... Произнося слова, Толик чуть не плакал от восторга. А я сидела рядом и тоже плакала. Ведь еще год назад все говорили мне, что это невозможно.

— Диагноз Толика логопед узнала только после того, как он уже научился разговаривать, — уточняет с улыбкой Вера. — По-моему, она нам так и не поверила. С научной точки зрения это действительно выглядело фантастикой, ведь мозговые центры, отвечающие за речь, племяннику удалили.

Вскоре Валентина привезла сына в больницу на плановое обследование. Показатели томографии шокировали всех: судя по снимкам, головной мозг у Толика... начал расти.

— Когда врач увидел томограмму, он подумал, что это ошибка — мол, мне случайно выдали результаты другого пациента, — улыбается Валентина. — Но нет, это были наши снимки! Еще раз посмотрев на них, хирург прошептал: «Матерь Божья, не может быть...»

— Случай действительно уникальный, — говорит нейрохирург Николаевской детской областной больницы Сергей Чернышов. — На месте удаленной части полушария появилась нервная ткань. Она образовалась в результате интенсивной работы клеток головного мозга. Вообще-то, пирамидные мозговые клетки, которые отвечают за интеллект человека, не могут восстанавливаться. Но в этом случае активная работа вспомогательных клеток мозга «пробудила» спящие пирамидные. Что именно тут подействовало, точно сказать нельзя. Не исключено, что помогли лекарства. Сейчас можно с уверенностью констатировать лишь одно: мозг пациента, вопреки всем прогнозам, начал быстро восстанавливаться.

— А ведь прогнозы были абсолютно безнадежными...

— Обычно люди с такими травмами не выживают. Здесь произошло то, чего никто не ожидал. Чтобы закрепить невероятный результат, нельзя ни в коем случае прекращать реабилитацию.

На днях парень начал ходить. Это стало еще одним маленьким чудом. Правда, пока он передвигается в основном на правой ноге. Левая практически не работает (врачи связывают это с удалением части правого полушария).

*Чтобы закрепить невероятный результат лечения, Анатолию нужно продолжать реабилитацию (фото телеканала «1+1»)

— Я знаю, что скоро сын будет ходить на обеих ногах, — уверена Валентина. — Точно так же, как знала, что Толик выживет. Сейчас не только я, но и он делает все, чтобы выздороветь.

— Скорее бы, — улыбается Толик. Парень говорит очень медленно, но вполне разборчиво. — Я очень стараюсь. Кстати, знаете, как я встал на ноги? Опять-таки благодаря маме. Она пробовала меня поднять и надорвала спину. На следующий день даже не смогла встать с кровати. «Что же ты? — удивился я. — Давай попробуем ходить вместе». Так и начали вдвоем потихоньку двигаться.

— Вдвоем мы все победим, — обнимая сына, подтверждает Валентина. — Недавно врач нашел для нас хороший реабилитационный центр в Броварах. Узнав о нашей уникальной ситуации, специалисты этого центра сказали, что готовы помочь поставить Толика на ноги. Правда, отпугивают цены: это будет стоить около шестидесяти тысяч гривен. Но я уверена, что и эту проблему решим. Зная, сколько людей нас поддерживает, сдаться мы не можем. Не имеем никакого права!

P. S. Тем, кто хочет поддержать Толика, сообщаем телефон его матери Валентины: 0(98) 428-37-42.

Актуальность
(0 оценок)
Автор
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Актуальность
0/12
Автор
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов